?

Log in

No account? Create an account

инфантильный спазм или молниеносные кивательные салаамовы судороги

Свежие записи

18/8/2010 22:31 - Необычайное приключение, бывшее с В. Маяковским летом на даче

В сто сорок солнц закат пылал,
в июль катилось лето,
была жара,
жара плыла —
на даче было это.
Пригорок Пушкино горбил
Акуловой горою,
а низ горы —
деревней был,
кривился крыш корою.
А за деревнею —
дыра,
и в ту дыру, наверно,
спускалось солнце каждый раз,
медленно и верно.
А завтра
снова
мир залить
вставало солнце а́ло.
И день за днем
ужасно злить
меня
вот это
стало.
И так однажды разозлясь,
что в страхе все поблекло,
в упор я крикнул солнцу:
«Слазь!
довольно шляться в пекло!»
Я крикнул солнцу:
«Дармоед!
занежен в облака ты,
а тут — не знай ни зим, ни лет,
сиди, рисуй плакаты!»
Я крикнул солнцу:
«Погоди!
послушай, златолобо,
чем так,
без дела заходить,
ко мне
на чай зашло бы!»
Что я наделал!
Я погиб!
Ко мне,
по доброй воле,
само,
раскинув луч-шаги,
шагает солнце в поле.
Хочу испуг не показать —
и ретируюсь задом.
Уже в саду его глаза.
Уже проходит садом.
В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:
«Гоню обратно я огни
впервые с сотворенья.
Ты звал меня?
Чаи́ гони,
гони, поэт, варенье!»
Слеза из глаз у самого —
жара с ума сводила,
но я ему —
на самовар:
«Ну что ж,
садись, светило!»
Черт дернул дерзости мои
орать ему, —
сконфужен,
я сел на уголок скамьи,
боюсь — не вышло б хуже!
Но странная из солнца ясь
струилась, —
и степенность
забыв,
сижу, разговорясь
с светилом постепенно.
Про то,
про это говорю,
что-де заела Роста,
а солнце:
«Ладно,
не горюй,
смотри на вещи просто!
А мне, ты думаешь,
светить
легко?
— Поди, попробуй! —
А вот идешь —
взялось идти,
идешь — и светишь в оба!»
Болтали так до темноты —
до бывшей ночи то есть.
Какая тьма уж тут?
На «ты»
мы с ним, совсем освоясь.
И скоро,
дружбы не тая,
бью по плечу его я.
А солнце тоже:
«Ты да я,
нас, товарищ, двое!
Пойдем, поэт,
взорим,
вспоем
у мира в сером хламе.
Я буду солнце лить свое,
а ты — свое,
стихами».
Стена теней,
ночей тюрьма
под солнц двустволкой пала.
Стихов и света кутерьма —
сияй во что попало!
Устанет то,
и хочет ночь
прилечь,
тупая сонница.
Вдруг — я
во всю светаю мочь —
и снова день трезвонится.
Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить —
и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой —
и солнца!

23/4/2007 14:37 - вот так вот

Итак, сколько бы вам не было лет, ваши ощущения тянут на... двадцать шесть лет
неплохо,главное не скучать!
Пройти тест

26/11/2006 16:54 - В темноте

Вчера вернулся домой из института, а света в доме нет. И на всей улице тоже. Тёмные дворы и подъезды, где не работает домофон. Нахожу дома записку "света нет, вот тебе лампа и фонарик". Фонарик шахтёрский - на голову который одевается. Ходит по кварите, зажёг свечи. Подумал, что это нужно запечатлеть...

463,40 КБ

437,34 КБ

455,45 КБ

428,54 КБ

319,47 КБ

468,31 КБ

24/10/2006 19:50 - "Печаль отморозка" - отрывок - копирайт мой

"Пройдя пустую комнату с дощатым полом, Димка оказался в узком коридоре. В коридоре музыка играла заметно громче. На стене зелёной краской было написано «Виктор Цой ЖИВ!». Дима согласно кивнул, - Цой нравился ему. За оригинальность. Коридор повернул, и Вересов очутился на пороге светлой комнаты. Молодой человек замер, как вкопанный, решительно ничего не понимая. Музыка неистовствовала.

Сейчас, я, пожалуй, объясню вам охватившее гостя оцепенение. Дело в том, что вместо нескольких офисных столов с компьютерами и настольными календарями, да коровеющего в каком-нибудь углу автомата с водой, Диминому взору явилась несколько иная картина: Огромное помещение подвала было затоплено ярким светом, около десятка ламп дневного освещения и столько же простых ламп накаливания были соединены, причем, явно кустарно, в одну огромную электрическую сеть. Недалеко от входа находился стол, сооружённый из двух дверей, снятых с петель и ржавых радиаторов чугунных батарей, сложенных друг на друга. Стол был завален бутылками, бутылочками и бутылями невероятной ёмкости, всюду на прожжённой скатерти была разложена и разбросана разнообразная закуска: хлеб, консервы в огромном количестве, свежие овощи и фрукты, куски жареного мяса и печёного картофеля и много, много чего ещё. Под столом притаился картонный ящик с надписью «портвейн», за ним угадывались очертания ещё нескольких таких же. Рядом со столом стояли стулья и несколько лавок. Причем вы бы при всём желании не нашли бы там два одинаковых стула, одной дружной семьёй задницы желающих присесть встречали и офисное кресло, и школьный угловатый стул, и продавленное кресло-качалка. Там же стояли весьма разнообразные по типу конструкции и степени поломанности табуреты. Стены помещения украшали до ряби в глазах многочисленные надписи, они неровными рядами теснились и на высоком потолке и, представьте себе, – на полу! В дальнем углу комнаты находился огромный, высотой почти доходящий до потолка весь покрытый ржавчиной металлический бак. Когда-то он, видимо, служил для хранения воды. На пустом деревянном ящике располагался источник музыки: навороченный музыкальный центр с большими мощными колонками. Хозяевами же столь изысканного банкета были восьмеро молодых людей. На них остановимся чуть подробнее (благо время позволяет, - Димка ещё нескоро сможет придти в себя, а хозяева настолько увлечены собой, что гостя просто не замечают):

Посредине комнаты, обнявшись, словно в канкане, под зубодробительную музыку выплясывали что есть сил трое молодых людей. Все они имели тёмные волосы, были довольно высокими, и были, если не ровесниками, то уж точно погодками. Пляшущий слева был по пояс гол и периодически что-то выкрикивал, но его восклицаний не было слышно. Его партнёр, выделывающий сложнейшие балетные па, был увешан ожерельем из бананов. И, наконец, третий танцор, ритмично указывающий свободной от надёжных дружеских объятий рукой во все, пять концов света, с просветлённым лицом неотрывно смотрел вдаль. На его щеке красовалась свежая ссадина. Все трое «культурно отдыхающих» были на вскидку ровесниками Димы.

За щедрым столом беззаботно устроились ещё трое: самый младший, на вид только недавно получивший общегражданский паспорт, судя по всему, произносил тост. Но, вынужден признать, настолько витиеватый, что один из сидевших за столом, утомился и задремал, уронив кудрявую голову на чьи-то грязные кроссовки, расположившиеся на столе точно промеж «сайры тихоокеанской консервированной» и половинки лаваша. О возрасте спящего я говорить, простите, не берусь. Тем не менее, отдадим ему должное, человек продолжал героически держать над столом руку с намертво зажатым в ней красным пластиковым стаканом. Третий же обязательный участник застолья с рассеянным вниманием пьяного вслушивался в тост. Его светлые жидкие глаза были увеличены захватанными стёклами почти квадратных очков, а маленькое, тщедушное тело, на вид не старше семнадцати лет, было облачено в майку цвета грязной простыни. На груди очкарика, словно ордена, примостились несколько хромированных медальонов. Я не верю, что он хоть что-нибудь слышал из-за музыки, но и пьяному, простите, свойственно чувство такта. Иногда, по крайней мере.

И последний, простите, первейший! устроитель всего этого, с вашего позволения, «фуршета», словно мифический Вакх, восседал под самым потолком на ржавом железном баке. Его полные члены, не прекращая, сотрясались от, буквально, разрывавшего его на части хохота. На вид он был, как и почти все в этом «зале», ровесником Димы. Соломенного цвета волосы делали его одновременно похожим на Болика и на сильно раздобревшего трубодура из знаменитого мультфильма с песнями Юрия Энтина. Особо стоит коснуться выражения глаз восседающего на баке парня! Я нигде и никогда больше не видел такого безудержного веселья, такой яростной выплёскивающейся наружу радости, как в тот вечер в его охристо-синих глазёнках! Он заливался смехом, вытирал слёзы, поглядывал, то на танцующих, то на сидевших за столом и вновь его разрывал хохот. Когда ему становилось вовсе невмоготу, он стучал коротенькими ножками в подвёрнутых джинсах по гулкому пузу своего бака-трона. «Бак» - тут же прозвал жирдяя про себя Димка. Димка был наблюдательный. И с чувством юмора у него всё было просто прекрасно.
"

22/10/2006 14:53 - far away, i don't care where, just far away.

А я на далёкой своей тёплой деревянной даче! Сижу на почте в прозрачной кабинке с надписью "интеренет"! Шёл в резиновых сапогах по великому русскому бездорожью, месил светло-коричневую грязь и радовался. Серым-серо на небе, а дома тепло, блины с мёдом, деревянный нагретый дом и коллекция ужасов Стивена Кинга на двух дивиди... Ну, чем не рай? ++++

12/10/2006 18:18 - Читать медленно, с расстановками, вкушая каждое слово

О, горькие стенания моей потерянной юности! О, забытые навсегда, проплаканные кровавыми крокодиловыми слезами незрелые прекрасные годы!!! О, конец весеннего цветения!!! Венец божественного созидательного начала!!! Платон и сотоварищи!!!! УтерЕнное безвозвратно и потерЯнное невозвратимо милое время робкого моего согласия с творцЕм!!!! Я лишаюсь слов....





Нам спиртное ни к чему!
Я отвечу, почему:
Это удовольствие дорогое.
Посмотри, в натуре, бля - вот он мак и конопля.
Кайфа море, а ты все про спиртное.
Заходи на огород - видишь, мак вон там растет.
Кроме мака нам не надо ничего.
Пропитаем соком бинт - видишь, прямо как стоит,
И в железной кружке сварим мы его
Мы добавим ангидрид: это нам не повредит.
Будет этот мир для нас сладкий сон.
Жапнем ханки на двоих. Кайф получишь через миг
И забудешь навсегда самогон.

10/10/2006 18:24 - Звуки

Привезли нам наконец новое пианино, ну, в смысле не новое, а старое, даже точней старинное. Немецкое начала двадцатых годов (это так нам сказали). Грузчики несли его на специальных ремнях аж до пятого этажа (это я там живу). Они его принесли и поставили к папе в кабинет. Оно такое деревянное и видно прямо, что очень старое. Ушли грузчики и мама с папой ушли. Теперь могу к нему подойти, потрогать. Мягкое тёплое дерево, чуть прогибается под рукой, но только по ощущению, - так не прогибается. Я нажал на клавиши. А звук растроенный-растроенный. Потом понятно стало - хозяйка бывшая умерла, - вот оно и расстроилось... А теперь на нём морские раковины будут стоять. Три их будет стоять и звук прятать в себя и скручивать его в своём перламутровом розовом нутре.

10/10/2006 10:07 - Ночью была температура под сорок, в голове говорили голоса. Запомнил только это:

Она называла это «прочистить горло» и носила балетные тапочки из позолоченного сукна. После того, как я вылез из тьмы, она первая открылась. К счастью или нет, понять это невозможно, так же как сказать «этот дождь к счастью» или «эта лужа замёрзла к несчастью». Женщины словно тот самый знаменитый топор, подложенный под компас, - сбивает с курса. И, вот, в неверном тумане уже маячат новые ориентиры, острова и мели. Единственная карта – над головой, - это звёздное небо, но так нелегко поднять голову! А в конце, когда уже хочется спросить: «эй! Твою семь-восемь, какого чёрта ты предала меня?!», оглядываешься и не видишь уже того себя, которого она могла предать.

27/9/2006 23:27 - Примерно так

Ужели я такой злой гений, весь мир заставивший мечтать о бедной целочке моей?

26/8/2006 12:58 - Вот такая, вот, она жизнь... ++

Энцо намерен сообщить Хосе Симону правду о Лусии. Заинтригованный Хосе Симон едет в отель, чтобы поговорить с Сабриной. Роберто пытается сблизиться с Лусией, но она его отвергает.
Райса пытается наладить отношения с Федерико, но получает отказ. Леонардо спорит с Саулем, требуя, чтобы Вики покинула их дом. Андрейна обвиняет Миранду новым держателем акций компании.
Мемо хочет помешать свадьбе Аны Марии и Эмилио. В день свадьбы Ана Мария убегает из дома. Пабло требует, чтобы Максимилиана выплатила ипотеку на дом Сантана. Чана встречает Ану Марию в лесу.
Кристина рассказывает семье Аны Марии о попытке Эмилио и его друзей изнасиловать девушку. Мемо разыскивает Ану Марию. Максимилиана просит у Арнальдо ссуду, чтобы спасти особняк.
Райса пытается наладить отношения с Федерико, но получает отказ. Леонардо спорит с Саулем, требуя, чтобы Вики покинула их дом. Андрейна обвиняет Миранду новым держателем акций компании.
Лаура пугает Исабелу анонимными звонками, она пытается убить соперницу. Лаура просит Джакомо о помощи, и тот прячет ее в своем магазине. Сильвия дает согласие выйти замуж за Алекса.
Луис Фелипе просит Коромото отдавать ему за плату письма Алехандро. Лаура признается падре о тайном браке с Алехандро. Ана Карина прилетает в Нью-Йорк. Алехандро хочет вернуться в Венесуэлу.
Берта и Роберт настаивают не переезде в Каракас. Мишель обнаруживает кражу драгоценностей. Армандо не верит, что его брат мог продать дом. Самолет, на котором предстояло вылететь, взрывается
Камило восстанавливается на работе. Чики отводит Хулию к врачу. Хулия узнает, что она беременна. Альмендра просит Лукаса одолжить ей денег. Фабиан и Сандра наслаждаются отдыхом в отеле
Гранде привозит отца домой и к удивлению застает там Симона. Мага прячет корзину, в которой двадцать лет назад нашли подкинутую Гранде, чтобы Лоренсо не узнал, что она не его дочь
Кристина рассказывает семье Аны Марии о попытке Эмилио и его друзей изнасиловать девушку. Мемо разыскивает Ану Марию. Максимилиана просит у Арнальдо ссуду, чтобы спасти особняк.
Алекс делает Сильвии предложение. Исабела грозится уничтожить Сильвию, если та вернется к Лоренсо. Лаура сбегает из больницы. Лоренсо предлагает Сильвии строить совместную жизнь
Лаура пугает Исабелу анонимными звонками, она пытается убить соперницу. Лаура просит Джакомо о помощи, и тот прячет ее в своем магазине. Сильвия дает согласие выйти замуж за Алекса.
Дезире предстает перед Дунией в облике Алисии, причем даже Мария Элена, самый близкий человек для Алисии, не замечает подмены. Заговорщики понимают, что теперь их руки развязаны
Энцо намерен сообщить Хосе Симону правду о Лусии. Заинтригованный Хосе Симон едет в отель, чтобы поговорить с Сабриной. Роберто пытается сблизиться с Лусией, но она его отвергает.
Райса пытается наладить отношения с Федерико, но получает отказ. Леонардо спорит с Саулем, требуя, чтобы Вики покинула их дом. Андрейна обвиняет Миранду новым держателем акций компании.
Состояние здоровья Дона Эрнана ухудшается, и Мария Роса настаивает, чтобы он показался врачу. Анализ ДНК подтверждает, что биологический отец Рафаэлито не Рафаэль.
Узнав о решении Юбири, расстроенный Вилкер берет себя в руки и поздравляет девушку. В то время как Каролина готовится к свадьбе без жениха, Хуан Диего собирается жениться на Юбири
Лаура пугает Исабелу анонимными звонками, она пытается убить соперницу. Лаура просит Джакомо о помощи, и тот прячет ее в своем магазине. Сильвия дает согласие выйти замуж за Алекса.
Кристина рассказывает семье Аны Марии о попытке Эмилио и его друзей изнасиловать девушку. Мемо разыскивает Ану Марию. Максимилиана просит у Арнальдо ссуду, чтобы спасти особняк.
Гранде привозит отца домой и к удивлению застает там Симона. Мага прячет корзину, в которой двадцать лет назад нашли подкинутую Гранде, чтобы Лоренсо не узнал, что она не его дочь
Берта и Роберт настаивают не переезде в Каракас. Мишель обнаруживает кражу драгоценностей. Армандо не верит, что его брат мог продать дом. Самолет, на котором предстояло вылететь, взрывается
Райса пытается наладить отношения с Федерико, но получает отказ. Леонардо спорит с Саулем, требуя, чтобы Вики покинула их дом. Андрейна обвиняет Миранду новым держателем акций компании.
Лаура пугает Исабелу анонимными звонками, она пытается убить соперницу. Лаура просит Джакомо о помощи, и тот прячет ее в своем магазине. Сильвия дает согласие выйти замуж за Алекса.
Дезире предстает перед Дунией в облике Алисии, причем даже Мария Элена, самый близкий человек для Алисии, не замечает подмены. Заговорщики понимают, что теперь их руки развязаны.
Берта и Роберт настаивают не переезде в Каракас. Мишель обнаруживает кражу драгоценностей. Армандо не верит, что его брат мог продать дом. Самолет, на котором предстояло вылететь, взрывается.
Энцо намерен сообщить Хосе Симону правду о Лусии. Заинтригованный Хосе Симон едет в отель, чтобы поговорить с Сабриной. Роберто пытается сблизиться с Лусией, но она его отвергает.



И вылезает это всё, когда в гугле набираешь "насилие". +++
Разработано LiveJournal.com